МУП «ВКХ»: вода есть и будет. Слухи о нашем банкротстве, мягко говоря, преувеличены

Дата публикации: 16.10.2014

За окном осень, удушливая летняя жара осталась позади, а Цимлянское море все мелеет – в некоторых местах залива уже обнажились острова. И это не может не беспокоить горожан, ведь питьевой водой нас снабжает именно водохранилище. Недавно в Ростове состоялось заседание межведомственной рабочей группы по регулированию работы рукотворного моря и бассейна Нижнего Дона. На нем присутствовали заместитель министра ЖКХ области Андрей Ковалев, водопользователи (в первую очередь, водоканалы городов и районов), речники, энергетики. О том, как будет проходить осенне-зимний период в условиях понижения уровня водохранилища, а также о других актуальных проблемах водоснабжения города, корреспонденту газеты "Волгодонская правда" рассказал директор МУП «ВКХ» Василий ПРОВОТОРОВ.

- Василий Александрович, на какой сейчас отметке наше море? Какие ожидаются перспективы?

- На 14 октября уровень был 32,13 метра, и он продолжает потихоньку опускаться. Самый критический прогноз на будущее (при морозной и малоснежной зиме) – 31,95 метра. На комиссию поступили предложения от общественности по обеспечению притока воды в водохранилище, однако они, как все признали, нереальны. Первое – остановить Цимлянскую ГЭС. Но это значит резко понизить уровень в Дону и поставить крест  на судоходстве (было предложение немедленно прекратить и его тоже). Но ведь до конца навигации рукой подать - она закончится 20 ноября, максимум будет продлена до 1 декабря для последних судов. Всего-то осталось немного потерпеть. Второе – сбросить воду в оросительном канале. Но не будем забывать, что именно он обеспечивает водоснабжение множества поселков, расположенных вдоль трассы М-4 «Дон». И что, оставим людей без питьевой воды? В целом до проблемного уровня нам еще очень далеко – Водоканал может нормально работать до отметки в 31 метр, даже при 29 метрах мы сумеем забрать воду. Однако это уже из области фантастики – когда завершится навигация, уровень водохранилища должен постепенно пойти вверх. В любом случае, комиссия вновь соберется перед Новым годом и рассмотрит текущее положение дел.

- Вы говорите, что паниковать не нужно, а горожане уже задают неудобные вопросы, начитавшись различных «страшилок». Например, правда ли, что Водоканал собираются банкротить и продавать?

- Да это глупости какие-то! Не знаю, почему из заседания депутатской комиссии, на котором рассматривали финансовую ситуацию МУП «ВКХ», сделали такие далеко идущие выводы. Я лично слово «банкротство» не говорил, наш единственный учредитель, администрация города – тоже. О какой вообще несостоятельности может в принципе идти речь, если предприятие работает, исправно платит налоги и день в день - зарплату огромному коллективу, содержит и обслуживает все сооружения по поставке и очистке воды и канализации, ремонтирует трубы, выезжает на все порывы и по мере сил старается модернизировать свое весьма солидное хозяйство?

- Но ведь один раз Водоканал уже банкротили?

- А давайте вспомним, почему это произошло. Когда в девяностых годах обанкротился Атоммаш, его несостоятельность потянула за собой и наше банкротство, поскольку бывший гигант был должен за воду 12 миллиардов рублей («старыми»). Эти деньги мы бы никогда не получили, поскольку в очереди кредиторов стояли далеко не первыми. Так что банкротство Водоканала в тот момент было единственно правильным выходом, чтобы избавиться от бремени безнадежной дебиторской задолженности. Но теперь-то ситуация иная. В основном нам должно население – свыше 113 миллиона рублей. Из них просроченная – 62,4 миллиона (то есть, неплатежи, которые тянутся не один месяц).

И все же отлично понимают, что никто и никогда не признает банкротом коммунальное предприятие при долгах жителей - тогда надо банкротить все поголовно ресурсоснабжающие организации и управляющие компании страны. Конечно, неплатежи абонентов для нас – как удавка на шее, ведь если бы оплата за услуги производилась своевременно, мы могли бы, в первую очередь, больше заменить труб. Однако с задолженностью населения можно и нужно работать. И мы работаем – подаем в суд, выигрываем иски, взыскиваем средства, хотя и с большим трудом.

- Проблема только в одном: Водоканал не имеет физической возможности отключить воду отдельно взятому должнику в многоэтажке, в отличие от электриков, которые раз – и отрезали провод…

- На этот счет уже есть идея – специальное устройство, позволяющее заблокировать канализацию в конкретной квартире (разработка Пермского института, уже с успехом применяется в других городах). Конечно, стоит немало, однако я уверяю, мы найдем средства на покупку данного механизма. Возможно, кто-то скажет: «Ну вот опять мудрят, тратят деньги непонятно на что». Так ведь мы бы не тратили, если бы все горожане платили вовремя. Почему-то многоим кажется, что вода из крана течет бесплатно, а все, что сливается в унитазы, должно само собой телепортироваться в другое временное измерение. Нет, так не бывает. Подавать воду в город и перерабатывать продукты его жизнедеятельности – тяжелый труд, на который тратятся большие финансы и людские ресурсы. Вам же колбасу в магазине никто не дарит за красивые глаза? А вода чем от нее отличается? Это точно такой же товар.

- Хочу затронуть еще один очень неприятный вопрос - станции микрофильтрации, которая была установлена в прошлом году. Вы же читали: муниципалитет обвиняют в том, что он попросту выкинул 86 миллионов на ветер.

- Я терпеть не могу, когда политика вмешивается в производство, но по станции микрофильтрации в последнее время не проплясался только ленивый. Признаю, были проблемы с ее установкой, с диаметром решеток, так ведь подобных устройств вообще раньше в России не делали, тем более, сооружение старались адаптировать конкретно под Волгодонск и особенности нашего водозабора. Микрофильтры не должны работать постоянно – они включаются только тогда, когда есть угроза сине-зеленых водорослей. Пусть в этом году их нашествие длилось всего несколько недель, но ведь именно для того, чтобы отразить их атаку, строилась станция. Никто же не хотел повторения ситуации 2009 года? И ее не было, а без станции – вполне могла возникнуть в жаркие и ветреные дни, просто волгодонцы этого не заметили.

С другой стороны, есть и еще одна часть станции, о которой почему-то все молчат – отделение ракушки. Оно значительно облегчило нашу работу, ведь фильтры для пресноводных моллюсков, которые попадают в наши сооружения вместе с водой из Цимлянского моря, были построены еще с советские годы и, честно скажем, уже держались «на соплях». Раньше сотрудники Водоканала вручную выгребали тонны раковин, а теперь мы в прямом смысле шагнули в 21-й век. Поэтому как же можно говорить о том, что деньги выброшены зря, если станция реально работает? И давайте посмотрим друг другу в глаза: вода в кранах есть? Есть. Причем хорошая вода, по качеству лучшая в области. Мы перекладываем трубы, каждый год ремонтируем значительный объем сетей. Проблемы, безусловно, имеются, и немалые – как у любого коммунального предприятия. Но чтобы говорить о банкротстве и продаже МУП «ВКХ»… Знаете, слухи о нашей «смерти» сильно преувеличены.

Елена СОТНИКОВА

«Волгодонская правда»

Количество просмотров: 707